Врагу не пожелаю так болеть, или Правда о коронавирусе

Сегодня не все солигаличане в Костромской области опасаются новой коронавирусной инфекции, а отдельные даже не воспринимают её серьёзно и в общественных местах принципиально не носят защитные маски, перчатки. «Не так страшен чёрт, как его малюют», — рассуждают подобные «оптимисты». А иные, начитавшись всякого рода информации в интернете, вообще масочный режим считают массовым заблуждением.

Но эта бравада заканчивается тогда, когда коварная болезнь настигает их самих, либо близких, родных или хорошо знакомых людей.
До недавнего времени к противовирусной кампании я тоже относился прохладно, хотя как законопослушный гражданин старался носить маску, меньше общаться с прохожими, а приходя домой, не по одному разу мыть руки, дезинфицировать вещи и продукты, принесённые из магазинов.
Началось всё с повышения температуры — 38 градусов и с отека носа и горла. На первых порах казалось, что это обыкновенная ОРВИ. Ну, думаю, отлежусь день-два и выйду на работу. Однако через сутки я перестал ощущать запахи, появился кашель, а температура продолжала повышаться.
Участковый терапевт, подозревая коронавирус, по телефону посоветовал начать принимать антибиотики, противовирусные препараты, закапывать в нос гриппферон, больше пить жидкости.
Прошли ещё сутки, но легче не становилось, а скорей, наоборот — температура к вечеру достигала отметки 39,3. Постоянный отёк носоглотки, слабость в организме, шум в ушах, отсутствие аппетита, бессонные ночи и расстройства в желудочно-кишечном тракте продолжали выматывать организм. В тот день обещал приехать участковый врач, но не приехал, поскольку сам заболел. Пришлось вызывать скорую помощь.
Спустя трое суток похожие симптомы появились и у супруги. Только у неё к высокой температуре присоединились одышка, ощущение нехватки воздуха в легких. От головокружений и слабости иногда до ванной комнаты самостоятельно было трудно добраться.
По рекомендации врачей мы сдали тесты на ковид. Девушки со скорой помощи к нам ежедневно приезжали, измеряли уровень сатурации кислорода в крови, делали уколы, но теперь уже с другими, более сильными антибиотиками.
Через три дня тесты у обоих показали отрицательный результат. Вроде бы можно вздохнуть с облегчением, но высокая температура и ухудшение общего состояния не внушали оптимизма.
Рентгеновские снимки легких свидетельствовали, что у нас двухсторонняя пневмония. В тот день в Солигаличской больнице ещё у двух пациентов на снимках была точно такая же картина.
Повторный тест на ковид у супруги уже был положительный, и её с высокой температурой ночью увезли в Галичскую окружную больницу.
С этого момента для нас начались серьёзные испытания, которые заставили поволноваться всех родственников, друзей и коллег.
Компьютерная томография (КТ) показала, что у моей жены 65-70% лёгких поражены, и нужно принимать экстренные меры. Поддерживающие капельницы, уколы, новые антибиотики, масса таблеток и кислородная терапия не приносили устойчивого положительного эффекта.
Знакомый врач подсказал, что существует очень хорошее импортное лекарство, способствующее снятию отёков легких. Но в аптечной сети региона и даже Москвы, Санкт-Петербурга его не оказалось. Лекарство дорогое — в среднем 12-17 тыс. рублей одна ампула (а нужно минимум две). Аптеки по заказу могли бы поставить, но ждать неделю и больше не было времени.
Позднее выяснилось, что в больницах больших городов это лекарство используется, но на законных основаниях вынести его за пределы учреждения невозможно, а если и получится, то это обойдётся в 60-130 тысяч рублей за ампулу. Да и лечащий врач от нашей затеи отказался, поскольку не был уверен в качестве лекарства, в условиях хранения, доставки, и предложил другие имеющиеся в больнице препараты, которые на начальном этапе необходимо принимать 2 раза в день по 10 таблеток. Убойная сила побочных эффектов от всех принимаемых лекарств не могла не отразиться на других органах. Но приходилось рисковать, поскольку борьба с инфекцией на тот момент была главной.
Перелом наступил примерно через неделю. У супруги стал появляться аппетит, температура снизилась, но она была волнообразной. Слабость, удушье ещё оставались. Удручала больничная обстановка, стоны тяжелобольных пациентов за стенкой и в коридоре, ночной шум в коридорах от вновь поступивших и количество смертей. За 12 дней пребывания моей супруги в больнице не справились с болезнью 6 человек, а одного нашего земляка ночью увезли в Кострому, где через сутки он тоже умер.
И в то же время жена рассказывала, что в Галичской больнице работает очень хороший медицинский персонал. Несмотря на большую загруженность, специфику работы в условиях ограничений, медсёстры и врачи были всегда добры, внимательны и профессиональны. За что им большое спасибо.
Подобные слова благодарности можно адресовать и нашим солигаличским медикам, работу которых, наверное, по-настоящему оцениваешь тогда, когда сам столкнёшься с серьёзным недугом. Сколько терпения и выдержки у наших дорогих врачей, фельдшеров скорой помощи, приезжавших к нам и днем, и ночью, выслушивавших наши болезненные стенания, капризы и находивших в себе силы ещё успокаивать нас. А ведь они тоже люди. Они тоже порой болеют или переживают за своих больных родственников, но всегда спешат туда, где их ждут десятки других пациентов. Кто-то скажет: это их работа. Да, работа, но какой ценой!
Отдельные слова благодарности нашему главному врачу Любови Александровне Опариной, которая в круглосуточном режиме, невзирая на огромную занятость, держала на контроле течение наших болезней, звонила, успокаивала, советовала, в случае необходимости предпринимала экстренные меры, неоднократно приезжала на дом, сама проводила процедуры, подбадривала нас. Мы наблюдали, как главный врач сутками дежурила (жила) в больнице, порой без обеда принимала больных и за всех нас несла и до сих пор несёт большую ответственность.
Большое спасибо нашим близким, родным, которые в период карантина доставляли продукты и медикаменты, переживали за нас, а также друзьям, соседям, коллегам, готовым прийти на помощь в любую минуту.
Спустя месяц болезнь, кажется, отступила. 25 дней с температурой, бессонница, одышка и слова врача, лечащего супругу, «Молитесь богу, что всё так обошлось!» надолго останутся в памяти. По количеству антител в крови результаты моих анализов показали, что я тоже переболел ковидом. Но остались последствия. Впереди месяцы нашей реабилитации и восстановления. Как они пройдут? Не появятся ли новые вирусы, справиться с которыми, по словам врачей, будет уже труднее?
Н.Васильев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *